idite_lesom47 (idite_lesom47) wrote in lenobl_travel,
idite_lesom47
idite_lesom47
lenobl_travel

Categories:

Макариевская пустынь

    В самом начале сентября 2013 года я ходил во второй ПВД со "странниками" - походной группой, которая со временем стала практически второй семьей. В те времена ходили небольшими компаниями и в такие зарубы, что у самых "молодых-спортивных-здоровых" сдвигалась точка сборки. Вместе мы не раз проходили огонь, воду и медные трубы. Народ в нашу туристическую вольницу тянется сильный, но адекватный, остальные отваливаются сами по себе. Со "странниками" я уяснил, что истинная человеческая натура познается в деле, желательно в суровом и беспощадном, как крестьянская страда в летнюю пору.
 
   Идея посетить пустынь, расположенную на границе Макарьевского болота, возникла у Василия. Он же придумал маршрут и взял на себя роль штурмана - закачал карты в навигатор, распечатал бумажный вариант. Ориентируемся по-привычке по навигатору, потому что так больше шансов не блудить лишние километры. Учитывая, сколько раз случалось бежать на последнюю электричку, это очень актуально.
     На Московский вокзал я приехал раньше других, купил билет до Любани и загрузился в 4 вагон с головы состава, где и договаривались встретиться. Поклажу - 85-тилитровый сплавовский рюкзак с палаткой, спальником и провизией - кинул на полку.
     Народ нашел меня после того, как тронулись в путь. Вася со своей женой Надей, Андрей и Диана. Команда маленькая, неприхотливая, смелая на войне, но робкая в быту.
     Время проводили за разговорами и поеданием продуктовых запасов. Вспоминали прошлые походы и придумывали новые. Андрей много говорил про восхождение на Ушбу - место, куда нам, старикам-лесовикам путь заказан не по причине слабосилия, а по причине недостаточной альпинистской подготовки. Я глядел в окно, думая как хорошо вновь выбраться на природу. Уносятся прочь черные индустриальные пейзажи, поездные депо, чадящие трубы ТЭЦ, заборы, исписанные граффити и с венцом из колючей проволоки. Пейзажи мордора, где каждый сантиметр земли напичкан металлом и отравой, тонули в зареве быстро заходящего за горизонт солнца.
     Вот уже элка мчится сквозь сельскую местность. Минули Тосно, Ушаки, Рябово. Следующая станция наша - Любань.
     Выпрыгиваем на оживленную платформу и осматриваемся. В толкучке наш табор с рюкзаками быстро оприходовали ушлые таксисты. Договорились с двумя водителями, чтобы довезли до Костуи и высадили рядом с развилкой на Белое озеро. За рулем сидел молодой парень, но  с профессиональным отпечатком - языком чешет словно мы его первые клиенты за целый день. Рассказывал о работе, как на следующий день поедет в Москву, об озере Чернушка в Костуе, о своих родственниках. Взяли у него телефон, чтобы захватили нас обратно в воскресенье.
     Доехали до развилки, заплатили таксистам и под рюкзаки. Так как темно, цепляем налобные фонарики. Дорожка к озеру высажена березами и оканчивалась  мемориалом Великой отечественной. В 1942 году здесь расстреляли пионеров за участие в подполье.
     Подход к озеру отлогий, поросший чахлым осинником. Под ногами компост из валежника и прошлогодних листьев. У самой воды вдоль озера вьется узкая тропинка. Прошли по ней чуть-чуть, заметили парочку проплешин для палаток и не особо раздумывая, решили приткнуться прямо здесь под откосом.
     Расправил палатку, самую простую из Спортмастера. Прочая снаряга из этого магазина сгодится самоубивцам, но палатка служит верой и правдой до сих пор.
     Вечер провели под гудение горелок и непринужденный разговор.
     На следующий день я встал первым. Собрал вещи и пошел осматривать окресности. Озеро овальное, вытянуто на северо-запад. Рядом с кромкой воды видны следы рыбаков - костерки, рогатины для удочек, консервные банки неизвестного применения. Лес, как уже говорил, в основном сорняковый. Тонкие осинки густой массой вытеснили благородные ели и сосны, которые гнили на ковре из листвы. На северо-западной стороне есть полянка с зеленой травой и заходом в воду -место для активного отдыха с шашлыками и генерал-алкоголем. Противоположный берег красив и живописен.
     Когда все встали, вскипятили на горелках кипяток для чая-кофе, перекусили быстрозаварными кашами и вышли на маршрут.
     Лесная тропа огибала озеро и вытянулась прямо на восток. Идти хорошо - густая крона скрывала от теплого, еще по-летнему сильного солнца.  Смешанный лес наполнял легкие приятными запахами. Мимо проходили грибники с полными корзинами. Грибы росли часто и прямо на дороге.
     Вскоре тропа стала заростать, а ближе к Мге совсем превратилась в узенькую тропку, петляющую среди рытвин и полузаросших траншей - признак проходившей здесь линии фронта.
     Вышли к реке. На карте обозначен брод, но мы видели только темную стоялую воду с флагами кувшинок и совершенно дикие берега. Пошли назад, только не по тропе, а вдоль речки, может найдем подходящее место для переправы.
    Никакого брода не нашли, зато увидели "привет бобер!" - боны из кое-как сваленных стволов. Лесные жители постарались на славу. Срезали себе по палке для опоры и осторожно переправились на другой берег.
    Пройдя еще чуть-чуть по бездорожью, наткнулись на хорошую колею. Мга осталась в оврагах справа.
    Через некоторое время на дороге показался мужик в ладном камуфляже, кирзовых сапогах и ружьем за плечом. Рядом семенил симпатичный охотничий спаниель. Поприветствовали друг друга и давай лясы точить - мол, кто, откуда и куда. Сказали, так и так, в пустынь идем через болото. Мужик сказал из Малуксы выехал, на уток поохотится. Сзади едет жена на внедорожнике. На том и расстались.
     Дело шло к двум часам, а следовательно к обеду. Встали прямо у дороги, рядом с бетонными развалинами -дота. Горелки для экономии времени не ставили, опорожнили термоса. Диана с Надей нарезали бутеров с колбасой и сыром. Вася изучал карту. Оказалось, надо вернуться немного назад, там где дорога поворачивает направо.
    Что ж, восполнили потери в еде и питье, трогаем. Свернули вправо, где мирная колея закончилась. Вместо нее примятая трава, оставленная неизвестно каким зверем. То ли человечьим, то ли звериным.  Вначале прошли по этой вмятине через подтопленное урочище, потом уткнулись в  непроходимые заросли. За ними вновь показалась Мга и вновь замаячила проблема с переправой
    Моста не было - вместо него из воды торчали почерневшие обрубки столбиков. Лезть в воду девушки не хотели. В самом глубоком месте мне по грудь, Дианку же накроет по самое темя. Чуть правее от бывшего моста виднелось упавшее дерево, но до другого берега оно не доставало. Ширина русла на вскидку метров пять.
    Продираемся к дереву. Я испытываю его на крепость - ствол у основания и середины толстый, не гнилой, можно ходить как по Невскому. Если использовать его как опору и сверху накидать всяких жердей, то возможно мы смогли бы обойтись без водных процедур. Пока я стоял и прикидывал сколько и чего понадобится для импровизированного моста, Вася уже вошел в воду. Он решил перейти на другой берег с цепной пилой и свалить там несколько берез. Тем временем мы с Андреем нашли и уложили еще несколько хлипких осин. Потом я встал на середину толстого дерева, принял Васины березы, добавил осиновых стволов - вуаля, мост готов! Вася, как француз на переправе Березины в 1812 году, героически стоял в воде и помогал всем переходить и перетаскивать рюкзаки.
    За Мгой началось сущее веселье - забродившая болотина, ноги где по щиколотку, где еще выше - в воде. Мои треки, больше предназначенные для гор, вязли на ура. Говорят, на Курилах растет особая, очень высокая трава. Какие на фиг Курилы?! На юго-западной границе Макарьевского болота, перед самым скитом на острове, трава высотой никак не ниже меня - 180-сантиметрового дуба.
      Вот так, воюя с травой голыми руками и ногами с болотом - вышли к скиту Макария Римлянина.
     Островок очень маленький, как только мы ступили на него, раздалось громкое "сссссс" - это в панике убегали черные гадюки. Остатки скита - кирпичная кладка, часть кованой ограды и колодец. Имеется костровище и совсем немного места для палаток. Хотя, то количество змей, что мы видели, как-то не вдохновляет на ночевку.
     В колодец спустили ведро и попробовали воду - с привкусом сероводорода.
     Осмотрели скит, отдохнули и снова в болото.
     До острова из монастыря возят людей - то ли уралом, то ли гусеницей, болото позволяет. Раньше здесь стояла гать, но сейчас, понятно, что она потонула. Увидев колею, оставленную вездеходом - пошли по ней.
     Шли медленно, ботинки погружалась до самого края берцев, а иногда и за них тоже. Монотонность движения настраивало на философское состояние ума. Все же удивительна история Макария, именем которого назван монастырь, скит и болото. Уехал из богатого просвещенного Рима в дикую Московию, вначале в Александро-Свирский монастырь, потом совсем в глухомани затерялся. Нашли его, как рассказывают, охотники, и пошел весь местный люд кто вместе с ним схиму держать, кто чудеса у старца требовать. Так возник Макарьевский монастырь. Макарию вся эта суета вокруг  него скоро надоела и он опять ушел через болото на остров. Выстроил келию, хотел молиться уединенно и безотрывно, но и там его не оставили одного.
     Медленно шаг за шагом мы давим болото. Уже дошли до середины, где установлен поклонный крест. Вокруг тишина и уединение болотной пустоши. Один раз вставали на перекус. Очень необычно - жуешь себе бутер, ноги погружаются сначала в мох, потом пузырясь выступает вода, и так можешь "тонуть" по самое колено.
     Сверившись с навигаторовом, Вася объявил, что до цели остался один километр. Утешил, блин. Получается на один километр мы тратим целый час. А влажные ноги ныли, размягченные стопы отдавали колючей болью при каждом шаге. Труднее всего приходилось Андрею, тяжеловесов болото съедает с большим удовольствием. Вася бежит впереди всех, но по его словам, он находится в состоянии "удара", когда усталость не замечаешь.
     Солнце начало падать за румяный горизонт. Впереди  показался перелесок, а наиболее глазастые могли видеть зеленые маковки церкви.
     В перелеске Вася останавливается отдохнуть, пропуская вперед Андрея. Вася начал шутливо одергивать его: мол, уже дошли, скоро ставим бивак, варим гречневую кашу и все прочие дела. На что Андрей пропыхтел: "нет...  я должен идти...". Потом скрылся за чащей сосенок и через несколько мгновений раздается вопль "Вася!". Мы вскакиваем и мчимся на крик. Андрюха уже выползал из озерины, куда провалился по самую грудь.
     Как нам рассказали позднее, болото вспахано бомбами и артснарядами которые превратились в незаметные волчьи ямы. Видимо в одну из них и провалился Андрей.
    Это было самое большое происшествие на болоте, практически перед самым выходом на твердь.
     Большая земля встретила нас двумя волкодавами - один большой, басовитый с богатым белым мехом, короче, мужик, другая поменьше и потише, как оказалось его мать. Они грудью встали перед входом в обитель, представлявшую собой комплекс деревянных и кирпичных построек, а также рукотворный холм, нареченный горой Афон. На громкий лай вышли те, кто здесь жили.
     Сперва к нам подошел довольно пожилой мужичок, одетый по-деревенски в серые брюки, засаленную рубаху, на голове - соломенная шляпа с полями. Лицо в морщинах, темное от загара, глаза живые и с хитрым прищуром. Вася начинает эмоционально рассказывать про наш поход, про переправу, скит, болото. Дядька покачиваясь слушает молча, потом сквозь маленькую бородку клинышком улыбнулся еще шире и выдает, глядя на Дианку: "а малая-то не устала?". В воздухе повисло легкое спиртное амбре. Мужичок с легкого перепою и в сумерках принял ее за мелкую. Потом эту фразу мы вспоминали еще очень и очень долго.
     Навстречу вышли еще несколько мужчин - все, как я понимаю трудники, которые следят за обителью и потихоньку восстанавливают её. Люди чрезвычайно добрые. Предложили переночевать в братском корпусе и просушить вещи на печке. Ночевать в доме мы отказались, так как не хотели никого стеснять, да и вообще мы в походе, а не в санатории. Попросили место для палаток и разрешение на костер. Мужики показали стоянку рядом с маленьким озерцом, принесли дров, топор-колун, даже дров помогли наколототь. Потом пришел молодой мужчина с подносом, на котором стояли кружки с чаем и тарелка с пирогами. Да...., не всякий раз так выходит. Чаще всего, забредая на чью-нибудь территорию, выпроваживают бранью и собак натравливают, а тут совсем наоборот. Договорились, что утром нам покажут обитель и откроют церковь. На том и расстались на ночь.
     Встал опять рано. Не шумя, развел костер, приготовил кипяток. Пришла вчерашняя псина, с ней мы и просидели пока не проснулись остальные.
     Торопиться особо некуда, поэтому неспеша позавтракали и собрались. Часам к 10 подошел вчерашний мужичок с бородой-клинышком, совсем трезвый и даже серьезный, хотя иногда с хитрецой поглядывал на Диану. Вместе с ним пошли по территории бывшего монастыря, слушая его рассказ. На данный момент в пустыни постоянно проживают послушник и несколько трудников. Они построили деревянную церковь Преподобного Макария, жилой одноэтажный корпус. Почти достроен кирпичный храм, баня. До ближайшего поселка восемь километров, причем половина пути - по разбитой грязной лесовозке. Деньги на стройку дает одна женщина, у которой на Макарьевском болоте пропал брат. Пошел собирать ягоды и сгинул с концами. Было это, если я не ошибаюсь в году 2005. Спустя некоторое время женщине привидился сон, якобы, брат повелел ей восстановить Макарьевскую пустынь. Оттуда и средства. Крест на болоте тоже установила она.
      Сейчас пустынь привлекает много народу. На прошлой неделе приезжала группа, которых на гусеничном вездеходе возили в скит. Сегодня долюны привезти школьников (судя по дороге, привезет их БТР или УРАЛ).
      У горы Афон еще долго стояли, разговаривали. Вася рассказывал про свой опыт, мужичок, имени которого мы так и не узнали, рассказал, как он работал на Валааме, в скиту где-то под Тихвином.
     Однако постояли, поговорили, пора и в путь. Распрощались по-дружески, благодарили их за все. Я сделал вывод, что с такими людьми Армагедец может и не настанет на этом треклятом безбожном веку.
     Дорога из Монастыря - сплошное месиво, словно сошел оползень. Идти приходилось то по краям колеи, то по средней меже, то обходя лесом многочисленные лужи и ручьи.  Но после болота мы рады и этому. Весь вчерашний вечер сушили ботинки, носки и штаны перед костром, мочить вещи опять не хотелось. По плану - идти всего восемь километров до деревни Обуховец. Оттуда вызываем такси.
      Уже через полтора километра наткнулись на поклонный крест, вокруг которого собрано "железо" - гильзы, каски, диски от ппш. Встретили здесь еще одного жителя пустыни, очень похожего на монаха или послушника судя по широкой бороде с проседью и одеянию.
     За крестом пересекли запруду и дорога преобразизась - хорошая сухая грунтовка. Топаешь пыль клубями вздымается. Прошли мимо увядающих полей, пересекли заросли борщевиков и вышли на асфальтированную трассу ждать такси.
На том и закончили.
Фото ниже запечатлела
Надя.

Белое озеро. С поляны шашлычников.
01.jpg


Дикие берега реки Мги
03.jpg

Переход через Мгу по лесоповалу

04.jpg


Лесная дорога после Мги
07.jpg

Уперлись в заросли перед Мгой. Встреча вторая.

08.jpg

Моста нет
10.jpg

Строим мост сами
16.jpg

25.jpg

24.jpg

К скиту
32.jpg


34.jpg

Кирпичная кладка и железная ограда
38.jpg


40.jpg

Колодец
44.jpg

Мощное гранитное основание, на котором стоял храм
47.jpg

Колея от вездехода и начало Макарьевского болота
48.jpg
Пустоши
51.jpg

53.jpg

Поклонный крест на болоте
54.jpg

Борозда оставленная вездеходом
55.jpg

58.jpg

61.jpg

62.jpg

63.jpg

69.jpg

70.jpg
Subscribe

  • Гатчина. Егерская слобода.

    Когда заходит речь о достопримечательностях Гатчины, в первую очередь вспоминается Гатчинский дворец с окружающмм его парком. Однако…

  • Сестрорецкое болото

    Традиционная уже осення вылазка на Сестрорецкое болото, теперь с крошкой дроном. 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7.

  • Ново-Кавголовский лесопарк

    1. Лес вокруг зубровника это, оказывается, не просто так лес, а Ново-Кавголовский лесопарк. Пупырь на плоском как тарелка горизонте - похоже,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments